Компромат из достоверных источников

Бунт сетевиков против Талгата Абдуллина, счет за «ускорение» от ТАИФа и восстание НКНХ

Бунт сетевиков против Талгата Абдуллина, счет за «ускорение» от ТАИФа и восстание НКНХ

Ушедший год был богат на лобовые столкновения бизнес-интересов. Компании из категории «наше все» не раз предъявляли друг другу серьезные претензии. Чего стоят только противостояния ТАИФа и Генкомпании, «Татнефти» и «Нижнекамскнефтехима», минтранса РТ и частного инвестора «Шелкового пути Фоата Комарова. Не остался за бортом и ГЖФ, отодвинутый от энергетического пирога республики. «БИЗНЕС Online» напоминает, какие обвинения бросали друг другу татарстанские гиганты. №1 SOS ОТ ПЕРЕРАБОТЧИКОВ ПОЛИМЕРОВ Весь год нефтехимическая отрасль Татарстана пыталась решить проблему переработчиков полимеров, которые сильнее всего пострадали от девальвации рубля: крупнейшие поставщики сырья, такие как «Казаньоргсинтез» и «Нижнекамскнефтехим», продающие на экспорт в твердой валюте, подняли цены российским потребителям, подорожала и стоимость кредитов. В результате целая отрасль оказалась буквально на грани выживания. Объемы производства резиновых и пластмассовых изделий упали по разным сегментам на 3 - 40%, а предприятия начали заявлять об остановке производства. И хотя президент РТ Рустам Минниханов неоднократно просил разобраться в ситуации руководство ТАИФа и «Татнефтехиминвестхолдинга», пока ничего не изменилось. Очевидных решений здесь нет, безусловно. Поэтому пока доминирует принцип: рынок разберется — и выживет сильнейший. Если бы не было монополии ТАИФа, то все было бы правильно, а пока имеем то, что имеем: бездействие ФАСа, сверхприбыли ТАИФа и безутешное SOS от МСБ. И это и есть страшное лицо бизнеса по-русски (с татарским акцентом).... №2 «МУТНЫЕ ВОДЫ» МУДАРИСА И КРИЗИС СТРАТЕГИИ КОМАНДЫ «ТИМЕР БАНКА» Летом 2015 года стартовало громкое судебное разбирательство нынешнего руководства «Тимер Банка» (бывшего «БТА-Казань») против Мудариса Идрисова, десятилетие бывшего председателем правления кредитной организации. После того как в 2014 году банк чуть не лишился лицензии из-за проблем со вкладчиками, а правоохранительные органы обнаружили в нем пропажу 6 млрд. рублей, новый владелец — структуры татарстанского банкира Роберта Мусина — предъявил Идрисову ряд претензий и выставил иск на 1 млрд. рублей. Одна из главных претензий в том, что экс-предправления вместе со своей семьей заработал на аренде здания головного офиса банка в Казани. Ответчик иск не признает, считая схемы с арендой законными и прибыльными для банка... А в октябре стартовал еще один процесс: новое руководство банка обвиняет старое в недобросовестных сделках. Есть версия, что в 2012 году «БТА-Казань» для создания видимости благополучия в глазах ЦБ привлек 400 млн. рублей от структур мурманского бизнесмена Геннадия Шубина, тут же вернув их обратно через труднодоказуемую схему. Вообще, складывается ощущение, что, освоив 10 млрд. (предназначенных для санации) рублей, новые рулевые не знают, что делать: банк не оживает, бессмысленный ребрендинг провели, стратегии нет, а убытки нарастают, вот и стали доставать (или искать) скелеты в шкафах... №3 ИЩИ «БЕЛОГО ВЕТРА» В ПОЛЕ В апреле московский арбитраж признал банкротом «Белый ветер» — крупного ретейлера по продажам бытовой техники и электроники, принадлежащего структурам, близким Роберту Мусину. Компания накопила долгов на 9,5 млрд. рублей при стоимости активов (дебиторки и основных средств) всего на 1,5 миллиарда. В реестре кредиторов сети оказались 85 компаний — в основном арендодатели и поставщики техники. Интересно, что к ним присоединился и основатель самой сети — ООО «Концерн Белый Ветер» (как раз аффилированный с Мусиным), он требует 1,14 млрд. рублей за бренд «Белого ветра», который торговая сеть как бы брала у своего владельца в аренду. Удовлетворить свои запросы целиком кредиторы, по-видимому, уже не смогут: по сведениям арбитражного управляющего Алмаза Сабирова, по состоянию на октябрь активы компании не превышали 506 млн. рублей. Причинами банкротства стали искусственный рост сети, не сопровождавшийся адекватным ростом доходов, конкуренция со стороны более эффективных компаний на фоне стагнации рынка, а также кадровые проблемы. №4 БУЛЬДОГИ ПОД КОВРОМ: «ТАТНЕФТЬ» VS «НИЖНЕКАМСКНЕФТЕХИМ» Одним из знаковых противостояний стал спор «Татнефти» и «Нижнекамскнефтехима». Причиной конфликта стала цена поставок широкой фракции легких углеводородов (ШФЛУ). По сложившейся традиции «Татнефть» сначала поставляла ШФЛУ, а уже потом постфактум в рамках дополнительного соглашения назначала их стоимость. В марте 2014 года НКНХ допсоглашения подписывать перестал, «восстав» против цен, диктуемых нефтяниками, а те, в свою очередь, предъявили иск о взыскании с партнера 353,7 млн. рублей долга. В ответ нефтехимики подали в отношении «Татнефти» сразу три иска, в которых оспорили «ужасающую», по их словам, цену за период с марта по май 2014 года. В июне сообщалось, что спор урегулирован миром. Но, похоже, спор лишь загнали под ковер: на недавнем заседании совета директоров «Татнефтехиминвест-холдинга» было сказано, что проблема до сих пор не решена. №5 ШЛАГБАУМ НА «ШЕЛКОВОМ ПУТИ» Широко анонсируемый вот уже 10 лет проект по строительству автобана между Европой и Западным Китаем («Шелковый путь») споткнулся в Татарстане. Оказалось, что единственный частный инвестор проекта — владелец холдинга «СМП-Нефтегаз» Фоат Комаров — приостановил работы на новых участках трассы. Причина — конфликт с министерством транспорта и дорожного хозяйства РТ. Камнем преткновения стали проведенные по заказу компании «Автострада» (входит в структуры Комарова) инженерные изыскания на продолжение трассы до границы с Башкортостаном на отрезке Альметьевск — Бавлы. По версии «Автострады», ведомство Ленара Сафина воспользовалось результатами изысканий, но не заплатило за это («Автострада» потратила на них 89 млн. рублей). Сегодня иск компании Комарова находится в Конституционном суде РФ. №6 ... И КАЖДАЯ ПЯДЬ ЧЕЛНИНСКОЙ ЗЕМЛИ Несколько резонансных конфликтов инициировал исполком Набережных Челнов под лозунгом борьбы с точечной застройкой и возвращения земель, разбазаренных при прежнем мэре Василе Шайхразиеве. Под «замес» попали не только мелкие частники, но и всемогущий холдинг «Домкор», возглавляемый депутатом Госсовета РТ Муниром Гайнулловым. Компания собиралась построить в центре города многоэтажку, но исполком разорвал договор. Любопытен разброс экспертных оценок потерь «Домкора» — от 7 до 30 млн. рублей... Следом публике предъявили еще одну земельную тяжбу исполкома — с директором ООО «Экспо-Кама» Сергеем Яковлевым. Яковлев написал открытое письмо мэру Наилю Магдееву и обратился в СМИ: ему не выдавали разрешение на строительство нового выставочного центра, когда-то одобренного президентом Рустамом Миннихановым. Почти одновременно не смог получить аналогичного разрешения и инвестор из Узбекистана ООО «Азия Ломаж Компани» — пока не согласился на рекомендацию замруководителя исполкома Дениса Щербы привлечь в качестве генподрядчика его партнера по бизнесу, бывшего гендиректора ОАО «Камгэсэнергострой» Александра Евдокимова. Ситуация с Яковлевым в итоге рассматривалась в казанском Кремле, а вкупе весь этот снежный ком снес с должности очередного зама по строительству: Щерба поставил рекорд по краткости пребывания на этой опасной должности — полгода. №7 РАУЗИЛ ХАЗИЕВ ЛОМАЕТ СХЕМЫ ТАЛГАТА АБДУЛЛИНА В войну компроматов превратились судебные тяжбы между Генерирующей компанией и Госжилфондом при президенте РТ. В апреле в Арбитражном суде Поволжского округа была рассмотрена кассационная жалоба Госжилфонда к ОАО «Набережночелнинская теплосетевая компания» (НчТК — филиал Генкомпании). Суть давнего спора — в принципиальном вопросе: кто и как должен оплачивать строительство сетей к соципотечным домам в Набережных Челнах и Казани. ГЖФ с подачи директора Талгата Абдуллина использовал довольно хитрую схему «трубы в обмен на акции». Эта схема работала несколько лет, пока акции Генкомпании не перешли в «Связьинвестнефтехим», который с акциями расставаться не пожелал. В результате ГЖФ в 2014 году акции не получил и потребовал от НчТК вернуть уплаченный за них аванс. Компания выдвинула встречный иск — о взыскании задолженности за технологическое подключение построенных домов к тепловым сетям в Набережных Челнах. Суд удовлетворил иски обеих сторон с взысканием разницы произведенных затрат обеими сторонам в пользу Генкомпании. 11-й арбитражный апелляционный суд в Самаре оставил решение АС РТ без изменений. Однако ГЖФ подал кассационную жалобу, которая и рассматривалась в Арбитражном суде Поволжского округа. Представитель НчТК сразу заявил о недоверии суду — якобы он может быть интересантом в споре на стороне ГЖФ. Во-первых, по словам представителя НчТК, работники суда получают от фонда соципотечные квартиры, причем большим метражом. Во-вторых, ГЖФ — застройщик офисного здания на улице Декабристов, которое «должно отойти в пользу Арбитражного суда Поволжского округа». Однако судья все же отменил решения первых двух инстанций. Теперь рассмотрение дела начнется по новой. №8 КАК КАМАЗ РЕШИЛ «РАСКУЛАЧИТЬ» «КАИ-ЛАЗЕР» Нешуточный конфликт разразился в начале года между автогигантом КАМАЗ и главным техническим вузом РТ — КНИТУ-КАИ. Генеральный директор ПАО «КАМАЗ» Сергей Когогин предложил Минниханову перенести в Набережные Челны часть оборудования компании «КАИ-Лазер» (КЛ) — любимого детища ректора вуза Альберта Гильмутдинова и одной из инновационных витрин Татарстана. Когогин мотивировал свою идею тем, что в Казани оборудование КЛ простаивает, а на КАМАЗе оно остро необходимо. «КАИ-Лазер» и один из его владельцев — IPG Photonics — были категорически против «раскулачивания». Но, похоже, аргументы рулевого КАМАЗа возымели силу, и КАИ пришлось пойти на «выстраивание сотрудничества»: Гильмутдинов сообщил, что некоторые обрабатывающие комплексы можно перенести на КАМАЗ, а в ноябре на прессово-рамном заводе автогиганта КАИ открыл кафедру лазерных и аддитивных технологий. №9 ОВОЩЕВОДЫ-ЭНЕРГЕТИКИ И ПЕНСИОНЕРЫ РЖД В конце сентября московская компания «КапиталЭнерго» и Зеленодольский район подписали меморандум о сотрудничестве. Речь шла о поставке в поселок Осиново тепла, генерируемого с мини-ТЭЦ, построенной москвичами еще в 2011 году. Казалось бы, новость из разряда позитивных, если только не знать всей подоплеки инвестиционного проекта. На самом деле подписанный меморандум — своего рода акт отчаяния, который предприняла московская компания, дабы сохранить свои построенные в Татарстане энергоактивы. «КапиталЭнерго» (его учредитель — ООО «Тринфико Проперти Менеджмент» — инвесткомпания, управляющая активами НПФ «Благосостояние», пенсионного фонда РЖД) в 2011 году построила энергоцентр «Майский», чтобы он снабжал дешевой электроэнергией и теплом одноименный тепличный комбинат. Сумма инвестиций превысила 1 млрд. рублей. Предполагалось, что пенсионный фонд вернет свои деньги в течение 10 - 15 лет, а затем энергоцентр будет генерировать ему постоянную прибыль. Однако через год руководство ТК «Майский» решило создать собственную генерацию и построило ее (москвичи в свое время не потребовали от татарстанской стороны гарантий долгосрочности отношений и возврата инвестиций). В результате ухода главного клиента производимое тепло энергоцентра оказалось невостребованным. Спасение пришло в выходе на рынок ЖКХ — в частности, в обеспечении теплом и горячей водой поселка Осиново. Проект потребует еще порядка 325 млн. рублей. №10 ДОГОВОР «ПОД ДУЛОМ ПИСТОЛЕТА» Два гиганта экономики РТ — Генерирующая компания и ТАИФ — «покусывают» друг друга вот уже три года. Очередной спор начался в арбитраже в начале 2015 года. Инициатором иска стала Генкомпания, которая отказывалась оплачивать 90 млн. рублей по договору с «Казаньоргсинтезом» (КОС) и потребовала признать договор ничтожным. Суть дела в том, что в 2014 году Генкомпания должна была запустить модернизированную по программе ДПМ КТЭЦ-2. Для этого необходимо было реконструировать открытые распредустройства (ОРУ) на Казанской ТЭЦ-3 (объект таифовской ТГК-16, которым на правах аренды владеет КОС). Других путей не существовало, так как обе станции работают в одном энергоузле. ТАИФ, в свою очередь, также вел реконструкцию своей КТЭЦ-3, в рамках которой предполагались аналогичные работы на ОРУ. Но вопрос уперся в сроки: Генкомпании требовалось подключить свою ТЭЦ к концу 2014-го (того требовали условия договора ДПМ), у КОСа же были свои сроки реконструкции — до марта 2015-го. Нет проблем, ускоримся, не стали упорствовать таифовцы, но за «ускорение» предложили подписать соглашение «о выплате вознаграждения за использование результатов работ по реконструкции ОРУ» и выставили счет более чем на 90 млн. рублей. Второй стороне не оставалось иного выхода, кроме как подписать соглашение. Но спустя время Генкомпания обратилась в суд с требованием признать подписанный «под дулом пистолета» договор ничтожным. В суде всплыл ряд любопытных моментов, например, о том, что ОРУ таифовцы и так планировали ввести сентябре-ноябре 2014-го, а никак не в марте 2015-го. Во-вторых, ТАИФ не смог как следует обосновать сумму притязаний: почему именно 90 миллионов? В-третьих, обе стороны не отрицали, что реконструкцию КОС проводил в первую очередь в собственных интересах, поэтому, как установил суд, возложение затрат на Генкомпанию неправомерно. В результате суд удовлетворил иск Генкомпании, но КОС намерен отстаивать свои интересы в апелляционном суде. Топ