Компромат из достоверных источников

Деньги вылетели в трубку

Деньги вылетели в трубку

Предисловие редакции. Власти США, Швеции, Нидерландов и Швейцарии ведут расследование гигантской коррупционной схемы, хозяйкой которой, по мнению правоохранительных органов, оказалась дочь президента Узбекистана Гульнара Каримова. Это — дело о многомиллионных взятках, которые выплачивали телекоммуникационные компании за право работать на перспективном среднеазиатском рынке. В рамках расследования США обратились к Ирландии, Люксембургу, Бельгии, Швеции и Швейцарии с просьбой наложить арест на активы (общая сумма — порядка миллиарда долларов) российских компаний МТС, Vimpelcom («Билайн»), а также шведско-финской TeliaSonera.
А начался этот коррупционный скандал с журналистского расследования, проведенного партнером «Новой» — журналистской ассоциацией Organized Crime and Corruption Reporting Project (OCCRP). Вот этот текст.
  Узбекистан: телеком-операторы под контролем дочери президента 
Международные телекоммуникационные компании не хотели упустить возможность закрепиться на быстро растущем рынке Узбекистана, но вряд ли думали, что им придется утолять бесконечные финансовые аппетиты президентской дочери
Гульнара Каримова, старшая дочь узбекского президента Ислама Каримова, находится под следствием как подозреваемая в получении взяток от сотовых операторов из Скандинавии и России (TeliaSonera и «ВымпелКом») в обмен на «разрешение» работать в Узбекистане. OCCRP обнаружил новые документальные свидетельства того, что на деле ее алчность была куда масштабнее, а степень коррумпированности — гораздо более пугающей, чем об этом говорилось ранее.
Финансовые документы, оказавшиеся в распоряжении OCCRP, наглядно демонстрируют, что Каримова получила миллиард долларов в виде прямых выплат или пакетов акций от международных компаний индустрии связи. При этом пользователи мобильной связи в ее крайне небогатой стране платят за звонки по одним из самых высоких в мире тарифов.
OCCRP выяснил, что Каримова использовала схожую тактику в контактах с как минимум шестью телеком-компаниями, включая операторов оптоволоконных линий связи и провайдеров услуг Wi-Fi и WiMAX (WiMAX — высокоскоростная разновидность технологии Wi-Fi с более высокой зоной покрытия). Тем, кто соглашался на ее финансовые притязания, она помогала получить нужные лицензии, а тех, кто противился, безжалостно выдавливала из бизнеса, как это произошло с тремя фирмами из США.
Поражающие наглостью закулисные схемы Каримовой лишили народ Узбекистана тех денег, которые могли пойти на пенсии или здравоохранение, но вместо этого осели в банках, в офшорном хедж-фонде или были потрачены на элитную недвижимость в разных частях света — например, на замок во Франции и роскошный пентхаус в Гонконге. При этом все, что она, возможно, получила путем шантажа и взяток, не ограничивается суммой в миллиард долларов, так как большая часть связанной с ней коммерческой документации не обнародована.
И хотя сами зарубежные телеком-операторы утверждают, что пребывали в полном неведении или стали невольными жертвами коварства Каримовой, вопиющие методы, которые ей приписывают, практически исключают, что компании не понимали, что превратились в «дойных коров» для вымогателей.Дурная кровь
Уверяют, что дочь Каримова руководила преступной группировкой, похитившей у госкомпаний и из бюджета 53 млн долларов посредством шантажа, вымогательства и подлога. Ее жертвами, как утверждается, стали Uzbekistan Airways, Coca-Cola, нефтеперерабатывающий завод и другие коммерческие структуры. Ее собственные компании, которые она использовала как орудие, уже закрыты, а некоторые ее «доверенные лица» были арестованы и получили относительно мягкие сроки.
Получившая образование в США Гульнара Каримова примеряла на себя роли то поп-звезды, то модного дизайнера, то дипломата и успешной бизнес-леди, хотя похоже, что наиболее ярко она проявила себя как высокопоставленный коррупционер. По словам одного из ее бывших помощников, чтобы заполучить желаемое, она использовала вымогательство, обещая личное — дочери президента — покровительство в обмен на огромные суммы денег и долю в бизнесе. При этом платежные документы говорят о том, что, как настоящий рэкетир, она требовала мзду вновь и вновь — всякий раз, когда компаниям требовалась очередная лицензия.
В одной из телеграмм американского посольства, которую выложил сайт WikiLeaks, о Каримовой говорится как о «самой ненавистной в Узбекистане персоне».
При этом Каримова предпочитала лично не участвовать в руководстве бизнесом, а получала свой куш и «отходила в сторону», дабы не привлекать ненужного внимания. Если разобраться, несмотря на весь свой имидж предприимчивого человека, она, по сути, не создала ни одного успешного бизнеса.
Ожидается, что Каримовой будут предъявлены обвинения в связи с ее действиями в телекоммуникационной отрасли. В денежном выражении ее возможные злоупотребления в этой сфере затмевают все ее предыдущие финансовые прегрешения.
Сомнительное участие Каримовой в сделках с телеком-операторами впервые всплыло в 2012 году в передаче Шведского государственного телевидения (SVT). За этим последовали репортажи шведского новостного агентства TT News Agency и статья в норвежском еженедельном издании Klassekampen. Все эти материалы были подготовлены при участии OCCRP и рассказывали о том, что шведско-финский оператор мобильной связи TeliaSonera и российско-норвежский оператор «ВымпелКом» заплатили Каримовой миллионные суммы, что гарантировало им получение лицензий на деятельность в Узбекистане. Сегодня в Швеции, Нидерландах и США в отношении TeliaSonera и «ВымпелКома» ведется расследование
Полученные OCCRP финансовые документы указывают на то, что Каримова заставила телеком-компании «поделиться» более чем миллиардом долларов как в виде финансовых вливаний, так и в виде акций.
К примеру, TeliaSonera заплатила 381 млн долларов и обещала еще 75. «ВымпелКом» и его российский материнский холдинг «Альфа телеком» расстались таким образом со 176 млн долларов. «Взнос» российского оператора МТС составил 350 млн долларов. Каримова также получила почти 90 млн долларов от двух других компаний, которые управляли в Узбекистане сетями оптико-волоконной связи и предоставляли услуги технологий WiMAX и Wi-Fi.
Следователь шведской прокуратуры Гуннар Стетлер сообщил OCCRP, что до конца этого года одному или нескольким фигурантам дела TeliaSonera будут предъявлены уголовные обвинения.Метод Каримовой
Для личного обогащения Каримова имела в арсенале три основные стратегии — об этом говорят финансовые документы и люди, которые с ней работали. Иногда она требовала долю в нужной компании, которая переходила к ней в виде «подарка» или была замаскирована под фиктивные инвестиции в структуры местного партнера. Также она запрашивала себе «премиальные» за личные усилия в получении искомой лицензии. А порой выбирала тактику запугивания менеджеров компаний, предупреждая их, что, если они вмешаются в ее планы, им будет грозить арест или закрытие бизнеса по инициативе узбекских надзорных органов.
Не мытьем, так катаньем Каримова добивалась получения своей доли (обычно она составляла 26%) в прибыльных компаниях телекоммуникационного сектора, причем не тратила на это ни гроша. По ее воле в тексты договоров включались положения, обязывавшие компании позднее выкупать ее акции с колоссальной выгодой для нее.Истоки
В конце 2001 года Гульнара Каримова знакомится с Шахидом Ферозом, главой International Communications Group (ICG) из американской Атланты. За десятилетие до этого в рамках совместного с правительством Узбекистана предприятия ICG создала компанию Uzdunrobita — первого оператора мобильной связи в Центральной Азии.
Предложение, которое она озвучила бизнесмену, было предельно ясным: отдать 20% акций Uzdunrobita, или компания будет уничтожена.
Для того чтобы «обозначить свое присутствие» на телекоммуникационном рынке Узбекистана, Каримова выбрала удачный год. В 2001 году при населении в 29 млн человек в республике было лишь 128 тыс. абонентов мобильной связи. Это был один из немногих рынков среди стран Евразии, который еще не пережил бурного роста. К тому моменту российские и европейские сотовые операторы, до того активно наращивавшие клиентскую базу, замедлили свой рост. Не зря все хотели получить свою долю узбекского рынка: к 2012 году число абонентов здесь выросло до 25 млн.
«Она ясно дала понять, что без ее «поддержки» Uzdunrobita обречена», — заявил в своих письменных показаниях для американского суда Фарход Иногамбаев, в прошлом ее ближайший помощник. В итоге она все-таки заставила американского инвестора принять ее условия, когда руками регулирующих органов приостановила действие лицензии.
С 1994 по 2001 год Иногамбаев работал в Дубае в структуре бывшего мужа Каримовой Мансура Максуди — американского бизнесмена афганского происхождения. Каримова и Максуди жили в США, но когда их брак разрушился, она в 2001 году перебралась обратно на родину. После возвращения она инициировала задержание брата Иногамбаева, чтобы вынудить самого Иногамбаева приехать в Ташкент и гарантировать его лояльность. До момента своего бегства в США в 2003 году он принимал непосредственное участие в ее личных и коммерческих делах. Вместе они открывали банковские счета, назначали доверенных лиц и смогли получить контрольные пакеты акций в целом ряде компаний.
В ICG угрозы Каримовой восприняли всерьез и перевели 20% акций Uzdunrobita в собственность Revi Holdings — дубайской компании, которую Иногамбаев открыл в ноябре 2001 года в зоне свободной торговли эмирата Шарджа (ОАЭ) и которая стала офшорной холдинговой компанией для всех других коммерческих структур Каримовой. Ее коммерческая деятельность набирала обороты, был открыт еще целый ряд компаний.
Спустя два месяца после этой операции по отъему части собственности Каримова вновь была «в деле»: по ее указанию комитет госимущества Узбекистана перевел в ее владение 31% доли, которую государство имело в Uzdunrobita. В результате, опять не потратив ни гроша, она стала обладательницей контрольного пакета акций сотовой компании.
После того как Каримова получила полный контроль над компанией, «на счета ее компаний стали приходить крупные суммы в долларах из Узбекистана», часто в качестве оплаты маркетинговых или консультационных услуг.
Вооружившись липовыми контрактами, по которым никаких услуг реально не оказывалось, она переводила сама себе деньги и размещала их на личных счетах; об этом рассказал ее бывший помощник Иногамбаев федеральному суду в Вашингтоне. К примеру, в июле 2002 года оператор Uzdunrobita отправил банковский перевод в адрес Revi Holdings на 330 тыс. долларов за не подкрепленные документами «консультационные услуги», об этом свидетельствует один из предоставленных Иногамбаевым файлов, с которым ознакомились в газете Financial Times.
Деньги в Revi Holdings приходили и от китайского производителя телекоммуникационного оборудования Huawei Technologies, специалисты которого помогали Uzdunrobita развертывать сотовую сеть за пределами Ташкента, а также и от других компаний.
Опасаясь, по его словам, стать орудием организованного Каримовой рэкета, Иногамбаев покинул Узбекистан в 2003 году вместе с массой документов, проливающих свет на ее сомнительные коммерческие операции. Этими документами он поделился с газетой The Moscow Times и с Global Witness — британской неправительственной организацией, занятой борьбой с коррупцией.
С годами финансовые аппетиты Каримовой только росли, а методы обогащения становились все изощреннее. Внушительная подборка финансовых и банковских документов, которая оказалась в распоряжении OCCRP, свидетельствует о том, что с течением времени она требовала все больше и больше денег: сначала несколько миллионов долларов, затем десятки миллионов, а затем счет пошел на сотни миллионов.
В конечном итоге ей удалось сконцентрировать в своих руках еще больший пакет акций Uzdunrobita, хотя точный размер этой доли неизвестен.Узбекский партнер
В июле 2004 года Иногамбаев рассказал журналистам, что Каримова решила обналичить свой актив, продав контрольный пакет акций Uzdunrobita зарубежной структуре за более чем 100 млн долларов.
Покупателем оказался российский телеком-оператор МТС — одна из крупнейших сотовых компаний на территории Европы и стран бывшего СССР. В МТС объявили, что за 74% акций Uzdunrobita было заплачено 126,4 млн долларов.
Впрочем, Каримова осталась владелицей 26% акций нового актива МТС. Эта доля, как выяснилось позже, оказалась в собственности гибралтарской Swisdorn, которая формально принадлежала тогдашнему бой-френду президентской дочери, узбекскому поп-певцу Рустаму Мадумарову. Ни сама МТС, ни ее финансовый консультант в лице «Ренессанс Капитал» не стали комментировать для The Moscow Times структуру собственности Uzdunrobita. Они ограничились заявлением о том, что сделка была заключена с двумя частными компаниями, которые «были готовы выйти из этого проекта».
МТС согласовала с Swisdorn условия трехлетнего договора о двойном опционе, что позволяло ей приобрести пакет акций не менее чем за 37,7 млн долларов. Опцион с правом продажи, или пут-опцион, дает право покупателю продать акции по фиксированной цене в течение определенного периода и тем самым защищает акции от обесценивания. С точки зрения бизнеса никакой логики в подобной сделке для МТС не было, если только за миноритарным акционером не стояла могущественная президентская дочь.
Подобная коммерческая хитрость стала «визитной карточкой» Каримовой, которая использовала этот прием неоднократно. Оставаясь миноритарным акционером и продавая свой пакет обратно по сильно завышенной цене по условиям двойного опциона, Каримова получала сверхприбыль в ущерб интересам мобильного оператора.
Через три года после сделки с МТС, в июне 2007-го, она реализовала свои акции, выручив за них в шесть с половиной раз больше договорной цены — 250 млн долларов.Следующий: «ВымпелКом»
Схожая схема была реализована, когда российско-норвежская компания «ВымпелКом» и ее владельцы появились на местном рынке сотовой связи в 2005 году. «ВымпелКом» был совместным предприятием двух мощных коммерческих структур: норвежской Telenor и российской «Альфа-Групп».
Последняя появилась в телекоммуникационной сфере Узбекистана впервые в декабре 2004 года через приобретение компании Bakrie Uzbekistan Telecom (бренд Buztel) — крошечного местного оператора (число абонентов не превышало 2700 человек) со слаборазвитой технической базой. Стоимость покупки, согласно финансовой отчетности за 2005 год бывшего владельца, индонезийской Bakrie, составила 4 млн долларов.
В феврале 2005 года «Альфа-Групп» приобрела лицензию на работу в стандарте GSM. Для этого были куплены 74% акций государственного Uzmacom, как тогда сообщалось, за 13 млн долларов. Оставшиеся 26% сохранил за собой Uzmacom. Это был скромный по масштабам деятельности оператор с клиентской базой всего в девять тысяч человек, но имевший очень важную для этого бизнеса лицензию на работу в сетях GSM по всей стране и, что еще более ценно, его пакет частот GSM-900 в столице был больше, чем у любого другого оператора.
Однако сразу после этой сделки Uzmacom то ли не уплатил лицензионный сбор, то ли государство отказалось его принимать, в результате чего в августе 2005-го действие лицензии было приостановлено. Но, хотя «Альфа-Групп» публично обвинила в происшедшем менеджмент, она в итоге смогла извлечь выгоду из этой ситуации, когда подала заявку на лицензию для оператора через свою собственную компанию — Buztel. До конца 2005 года лицензия Buztel была выдана. Отметим, что итогом всего процесса стала потеря государством своей доли в этой коммерчески ценной лицензии.
Продажа Buztel в начале 2006 года за 60 млн долларов своему совместному предприятию «ВымпелКом» принесла «Альфа-Групп» колоссальную прибыль. Через два дня после продажи «Альфа-Групп» перевела гибралтарской компании под названием Takilant 19 млн долларов через свою стопроцентную «дочку» с Британских Виргинских островов — Aqute Hildings & Investments.
Фирма Takilant будет активно фигурировать в будущих сделках Каримовой, особенно в сделке с TeliaSonera. Скандинавские следователи уже заявляют, что фактическая хозяйка Takilant — Каримова, хотя на бумаге фирмой владеет и управляет ее помощница Гаянэ Авакян. Takilant играла роль холдинговой компании для Каримовой и в других видах бизнеса, включая торговлю одеждой, медикаментами и товарами из магазинов duty free.
Почему дочернее подразделение «Альфа-Групп» перевела Каримовой эту сумму, никто так и не объяснил. Однако можно констатировать, что на протяжении 2005 года узбекские регулирующие органы были весьма «благосклонны» к Buztel.
В феврале 2006 года за 200 млн долларов «ВымпелКом» купил компанию Unitel — одного из самых крупных оставшихся игроков на узбекском рынке. Спустя пару месяцев было организовано слияние — Buztel стал частью Unitel. Официальный представитель «ВымпелКома» тогда заявлял, что консультантом в рамках сделки по слиянию была фирма Takilant, однако какие именно услуги оказал «консультант» и на каких условиях, так и осталось неизвестным.
В апреле 2007 года Каримова заключила с «ВымпелКомом» договор о покупке через подчиненную ей структуру 7% акций Unitel за 20 млн долларов. По условиям пут-опциона обе стороны могли форсировать обратную продажу этого пакета «ВымпелКому» через два года за сумму от 57,5 до 60 млн долларов. Каримова воспользовалась этим правом в сентябре 2009 года, заработав баснословные 37,5 млн долларов. И опять логику этой сделки с точки зрения «ВымпелКома» трудно оправдать — непонятно, зачем сотовый оператор пошел на условия, столь выгодные для Каримовой.
Недавно один из добровольных информаторов рассказал норвежским властям, что «ВымпелКом» выплатил Каримовой еще как минимум 100 млн долларов. OCCRP может подтвердить по крайней мере один дополнительный платеж: так, в документах, поданных в 2007 году в комиссию США по ценным бумагам и биржам, «ВымпелКом» указал, что заплатил не менее 43 млн долларов за лицензию. Объяснить столь крупный платеж опять-таки сложно, ведь фактическая стоимость лицензии в Узбекистане очень невысока.TeliaSonera и «инвестиционный холдинг» Каримовой
Настал черед шведско-финского телеком-гиганта TeliaSonera, который также жаждал получить долю на «горячем» узбекском рынке мобильной связи. Путь, который ему для этого пришлось проделать, удивительно напоминает истории с «ВымпелКомом» и МТС. 
Впрочем, в силу того что шведские власти и сама TeliaSonera взялись за расследование обвинений в подкупе активнее, чем компетентные органы России и Норвегии, о деталях ее сделки известно куда больше. В частности, существует доклад 2013 года шведской юридической фирмы Mannheimer Swartling, где изложены обстоятельства выхода TeliaSonera в 2007 году на рынок Узбекистана. Есть в нем и подробные сведения о действиях Каримовой.
Среди лиц, упоминаемых в докладе, присутствует и Бехзод Ахмедов, управляющий одним из дочерних подразделений TeliaSonera. Названный в докладе руководителем «инвестиционного холдинга Каримовой», Ахмедов был генеральным директором Uzdunrobita после того, как этого оператора при сомнительных обстоятельствах приобрела российская компания МТС. На протяжении пяти лет Ахмедов играл ключевую роль во многих коммерческих операциях Каримовой, а порой даже вел с ней деловые переговоры от лица своих конкурентов. Главой Uzdunrobita он оставался до 2012 года, когда ему в спешке пришлось покинуть Узбекистан.
В 2007 году TeliaSonera планировала купить компанию Coscom — в то время третьего по величине оператора в республике, которым владела американская MCT Corp. Местные власти уже несколько месяцев «кошмарили» MCT с помощью приостановки лицензий и налоговых проверок. Более того, фирме предъявили обвинение в неуплате налогов на сумму 23 млн долларов. Понимая, что в республике ей работать все равно не дадут, MCT начала переговоры с несколькими фирмами о продаже своего актива. Но всякий раз на пути потенциальных покупателей возникали необъяснимые барьеры — до тех пор, пока не появилась TeliaSonera.
В одной из дипломатических телеграмм, обнародованных WikiLeaks, сказано, что неназванный директор Coscom проинформировал посольство США о том, что юридические препятствия, по его мнению, искусственно инициированы дочерью президента с целью извлечения ею личной выгоды. Источник также утверждает, что давление и угроза нового судебного иска прекратились после того, как к переговорам с властями приступила TeliaSonera.
Однако параллельно с переговорами обсуждались условия еще одной, уже неофициальной, сделки. Задача Ахмедова была в том, чтобы добиться получения Каримовой доли в узбекском филиале TeliaSonera.
За несколько дней до того, как скандинавы стали владельцами Coscom, сделка между Ахмедовым и TeliaSonera была заключена. Для успешного развития бизнеса в Узбекистане оператору требовалась лицензия для работы в сетях 3G, и по условиям соглашения местный партнер передавал свои лицензии фирме Coscom, а взамен получал 30 млн долларов наличными и 26% акций новой совместной структуры.
Несмотря на подписанное соглашение, с его реализацией возник ряд проблем. Узбекский закон запрещает передачу частот, да и «местного партнера» не существовало, тем более с лицензиями.
То же соглашение предусматривало, что местный партнер учредит компанию на Британских Виргинских островах, которая, в свою очередь, откроет в Узбекистане представительство. Но вместо этого в конце 2007 года Ахмедов проинформировал TeliaSonera о том, что местным партнером оператора будет фирма Takilant. Напомним: владела этой фирмой Каримова, а управляла ее помощница Авакян.
Известно, что Авакян подписывала все контракты заочно и напрямую переговоров с TeliaSonera никогда не вела.
Впоследствии Takilant основала Teleson Mobile, свою стопроцентную «дочку», которая к концу сентября получила все необходимые лицензии, даже несмотря на то, что, как и материнская компания, не имела никакого опыта в телекоммуникационной сфере, как того требует закон республики.
После того как Лицензионная палата Узбекистана передала лицензии компании Coscom, настал черед TeliaSonera платить. «Местный партнер» получил от скандинавской компании не только 26% акций, но и 80 млн долларов, из которых 50 Takilant в тот же день перевела обратно. У Каримовой осталось 30 млн, а 50 млн она будто бы заплатила за пакет акций, хотя и деньги, и ценные бумаги достались ей фактически даром — за организацию передачи лицензий.
Позднее она продала 20% акций за 220 млн долларов. В ее распоряжении до сих пор 6% акций, которые по условиям соглашения, подписанного Takilant, она может реализовать как минимум за 75 млн долларов.Деньги за лицензии, «защиту», услуги и оптоволокно
Пожиная баснословные прибыли от продажи своих многочисленных пакетов акций, Каримова также регулярно получала внушительные суммы непосредственно за предоставление или продление лицензий операторам связи — в период с 2006 по 2011 год телеком-компании заплатили Takilant и другим ее структурам более 200 млн долларов. OCCRP располагает подробными данными только по двум ее фирмам — иными словами, возможно, подобных платежей было еще больше.
Вот лишь несколько примеров: TeliaSonera заплатила Takilant 30 млн долларов за возможность выйти на узбекский рынок и работать в сетях 3G; в 2008 году 9,2 млн долларов ей стоило получение новых телефонных номеров; в 2010 году TeliaSonera погасила долг другой компании в размере 15 млн долларов приблизительно в то же время, когда ей была выдана лицензия на использование стандарта 4G, а в конце того же года за дополнительный пакет частот и доступ к оптоволоконной сети компания выложила еще 55 млн. Последние две выплаты связаны с тем, что Uzdunrobita добровольно уступила лицензию и частоты в пользу TeliaSonera.
Выплаты примерно того же рода пришлось делать и «ВымпелКому». Их общий объем — 75 млн долларов.Не прячьте ваши денежки
Список «щедрых» компаний на этом не исчерпывается. Так, документальные сведения говорят о том, что в 2006 и 2007 годах Eastwell SA и Eastwell Invest Holding, холдинговые компании из США и Люксембурга, переводили деньги на счета фирм Takilant и Finex (последняя зарегистрирована в Гонконге и также принадлежит Каримовой). Вместе они составляют единое целое — Eastwell Group, весьма непрозрачную коммерческую структуру, представители которой отказались общаться с журналистами OCCRP. Проверка списка 1994 года с именами ее первоначальных владельцев выявила, что как минимум двое — вымышленные фигуры, что подтверждается официальными ответами из коммерческих реестров Ирландии и Мальты. А некоторые другие акционеры и директора, похоже, на протяжении многих лет фигурируют в крайне сомнительных историях — от контрабанды оружия до налогового мошенничества.
Eastwell заплатила компаниям Каримовой не менее 3,8 млн долларов за техническую поддержку и консультации. В свое время Eastwell была одним из основателей Uzdunrobita, а также компаний East Telecom — крупнейшего оператора цифровой связи в стране и Super iMAX — провайдера широкополосного беспроводного доступа. В 2007 году Eastwell продала свою долю в East Telecom и Super iMAX японской Sumitomo Corporation и KT Corporation из Южной Кореи.
На сайте Eastwell Group заявлено, что это холдинговая компания, предоставляющая инвестиционный капитал и новые технологические решения для коммерческих предприятий стран СНГ. Также здесь сказано, что у компании есть бизнес, связанный с телекоммуникационными, газоэнергетическими и промышленными проектами в России, Хорватии, Турции, Узбекистане, Таджикистане, Грузии и на Украине.
И это, очевидно, не единственные случаи, когда Каримовой платили компании из индустрии связи. Есть другие примеры трансфертов на офшорные счета, которые не получили должного объяснения. Вообще компании — партнеры Каримовой часто принимали крайне невыгодные для своего бизнеса решения, но решения эти оказывались очень «правильными» для нее.
Согласно финансовой отчетности и судебным показаниям, к Каримовой поступили платежи на сумму свыше 350 млн долларов после того, как российская МТС приобрела оператора Uzdunrobita. Но, возможно, денег от МТС ей досталось еще больше: в мае 2009 года в документах для регулирующих органов российская компания указала, что перевела 21,2 млн долларов на счета зарегистрированной на Британских Виргинских островах компании Tammaron, чья структура собственности неизвестна.
Отвечая на вопросы российских СМИ, МТС объяснила этот платеж тем, что Tammaron (частной, отметим, структуре!) принадлежит лицензия на использование сетей связи новейшего поколения — 4G. Впрочем, вскоре, судя по сведениям из надзорных органов, МТС списала эти расходы как «безнадежный долг», указав в качестве причины, что «существует значительная неопределенность относительно перспектив завершения этой сделки».
Через короткое время после списания МТС все-таки получила желаемую лицензию, но прежде заплатила еще 40 млн долларов аффилированной с Каримовой структуре. Эти деньги в сентябре 2009 года были потрачены на покупку компании «Колорит Дизайн», занятой, как утверждалось, «предоставлением услуг наружной рекламы». Владел этой компанией не кто-нибудь, а бой-френд Гульнары Каримовой. Любопытно, что в своих внутренних документах МТС оценила стоимость «Колорит Дизайна» не более чем в 13 млн долларов, что составляет треть фактически уплаченной суммы.
Можно привести и загадочный случай с компанией Merkony.
Каримова контролировала Takilant и Finex через номинальных управляющих. На бумаге Takilant принадлежала ее сотруднице Гаянэ Авакян, а Finex — Екатерине Клюевой. Клюева была секретарем в британском холдинге, которым владела фирма Takilant. Авакян и Клюева вместе работали в «Доме стиля» Каримовой в Ташкенте. Сегодня они находятся в Узбекистане под арестом.
С 2006 по 2008 год компания Merkony Investment Group с уже упоминавшихся Британских Виргинских островов заплатила в общей сложности 85,7 млн долларов фирмам Takilant и Finex. Если верить документам, деньги были выплачены за услуги, связанные с технологией WiMAX и оптоволоконными сетями. При этом ни Takilant, ни Finex по закону не могли предоставлять подобные услуги в Узбекистане.
О собственниках компании Merkony достоверных сведений нет. Ее открыли в 2004 году, а пять лет спустя ликвидировали. В качестве ее директора фигурирует Олег Свиридов, юрист из МТС и правая рука гендиректора Uzdunrobita Бехзода Ахмедова — того, кто представлял интересы Каримовой в сделке с TeliaSonera. В то же время имя Свиридова всплывает в конфиденциальных документах, полученных журналистами, в которых указано, что он получал зарплату в компании Takilant. Все попытки связаться со Свиридовым и Ахмедовым оказались безуспешными.Верхушка айсберга
Получение финансовых благ от такой своеобразной «коммерции» Каримова, как можно судить, стремилась поставить на поток и, не удовлетворяясь разовыми траншами, вновь и вновь вынуждала инвесторов платить мзду.
В мае 2013 года шведские журналисты предоставили полученные от неофициальных источников документы, которые говорят о том, что от TeliaSonera запрашивали серьезные суммы для «защиты» от госорганов и привлечения новых абонентов. Так, Каримова вполне непрозрачно требует 15 млн долларов, чтобы оградить сотового оператора от внимания пяти надзорных служб: налоговой инспекции, таможенного управления, антимонопольного комитета, государственной инспекции в сфере связи и МВД. Платить, как следует из документов, можно было и каждому ведомству в отдельности, но тогда вышло бы дороже. При этом не стоит забывать, что телекоммуникации — лишь одна из сфер коммерческих интересов Каримовой. Ее компании занимались также авиаперевозками, импортно-экспортными операциями, фармацевтикой, перевозками грузов и модой. И если в других бизнесах ее финансовые притязания были столь же непомерны, как и в случае с телеком-операторами, то к рукам она прибрала, не исключено, гораздо больше, чем тот миллиард долларов, о котором стало известно OCCRP. А потери народа Узбекистана подсчитать, возможно, вообще вряд ли получится.
Примечание редактора: в работе над созданием этого репортажа приняли участие журналисты и информационные аналитики, среди которых: Лейла Камжич (OCCRP), Драгана Пецо (OCCRP), Олеся Шмагун (OCCRP), Инга Спринге (Re:Baltica), Фредрик Лаурин (Sveriges Radio), Иоахим Дуфвермарк (SVT), Алишер Сиддик (радио «Свобода»/«Свободная Европа»), Фарух Юсуфий (радио «Свобода»/«Свободная Европа») и Хамуд Аль-Махмуд (ARIJ). OCCRP выражает отдельную благодарность сотрудникам Uppdrag Granskning при Национальном телевидении Швеции (SVT) за их помощь.КОММЕНТАРИЙ ПО ТЕМЕПредставитель МТС Дмитрий Солодовников разъяснил «Новой газете», что компания не является ответчиком или объектом расследования. Активы, которые власти США потребовали арестовать, МТС не принадлежат. Спикер телекоммуникационной компании заверил, что МТС «активно сотрудничает с ведущими расследование госорганами США, предоставляя по их запросу все необходимые документы и информацию».

Топ