Компромат из достоверных источников

Последний президент, а не казанская сирота

Последний президент, а не казанская сирота

Татарстан проигнорировал федеральный закон о запрете на президентов

“Новый год Россия по-прежнему встретит с двумя президентами — России и Татарстана. Казань игнорирует решение Думы перестать называть главу республики президентом. Эксперты говорят о политической победе президента Рустама Минниханова и опасениях Кремля сильнее надавить на республиканские власти. С 1990-х годов Татарстан всегда был привилегированным регионом в составе России, оставляя за собой черты суверенного государства.

Госдума в 2010 году приняла поправки в закон «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ». Согласно новой редакции ФЗ к 2015 году руководителей регионов надо перестать именовать президентами.

Все руководители российских регионов убрали слово «президент» из названия своей должности. Кроме президента Татарстана с 2010 года Рустама Минниханова, который на последних перевыборах получил 96% голосов. Он выступает против переименования своей должности. В итоге Кремль пошел на уступки для республики и перенес сроки переименования на год — до 1 января 2016 года.

Еще в ноябре этого года председатель госсовета Фарид Мухаметшин говорил о том, что республика ведет консультации с федеральным центром по поводу сохранения слова «президент» в наименовании высшей должности представителя региона. В случае если уступок Татарстану не будет, он даже грозился подать в Конституционный суд, так как в основном законе страны четко прописано, что субъекты сами определяют название своего парламента.

«У меня нет особых опасений, что мы до 1 января 2016 года какое-то решение найдем, примем», — заявлял Мухаметшин тогда. Судя по всему, этот вопрос так и остался замороженным. «Ничего нового по этому вопросу у нас не появилось. Никаких новостей нет и подробностей не будет», — пояснили «Газете.Ru» в пресс-службе госсовета Татарстана.

Элиты республики отстаивают должность президента, считая ее частью национальной самоидентификации. «Скажу, что людям нравится как сам президент, так и название высшего должностного лица нашей республики — президент. Тем более что очень важно для многонациональной республики, это название нас объединяет. Потому что это слово не подлежит переводу ни на татарский, ни на русский языки. Вот где еще сила и авторитет этого названия», — рассуждал в сентябре Минтимер Шаймиев, первый президент Татарстана и госсоветник нынешнего лидера республики.

«Удар по татарам во всем мире»

На декабрьской большой пресс-конференции Путина вопрос о переименовании должности подняла журналистка из Татарстана. Она спросила его о том, лишится ли глава Татарстана Рустам Минниханов звания президента. «Это будет удар по татарам во всем мире!» — заявила она.

«Это действительно дело самого Татарстана, я не думаю, что это так чувствительно, что это заденет какие-то национальные чувства. Вы же знаете, как остро реагируют на свои национальные чувства народы Кавказа, но даже Чечня сказала: нет, у нас в стране должен быть один президент, а мы сделаем по-другому в отношении первого лица, — напомнил Путин в ответ. Но категорических требований выдвигать не стал. — Мы с уважением отнесемся к любому выбору народа Татарстана. Поэтому вы сами там решайте, ладно?»

Осторожные слова Путина Казань может толковать в свою пользу, подразумевая зеленый свет на сохранение должности президента. Однако в любом случае с 1 января конституция республики войдет в противоречие с федеральным законом, поскольку в документе никаких исключений для субъектов не предусмотрено.

«Шашечки или ехать»

На фоне выстраивания российской вертикали власти в России Татарстан наряду с отдельными республиками Северного Кавказа традиционно сохранял привилегированное положение «государства в государстве».

Татарстан и другие национальные автономии активно добивались особого статуса в составе Федерации, и, опасаясь сепаратизма республик, Ельцин в 1990 году обратился к ним со словами «берите столько суверенитета, сколько можете проглотить». Русские националисты критиковали президента за такую политику, однако были и те, кто считал, что она уберегла республику от попыток сепаратизма. Сам Ельцин терпимо относился к тому, что должность главы Татарстана называлась президент, и поддерживал дружеские связи с главой республики.

В принятой Татарстаном 30 августа 1990 года декларации о государственном суверенитете не было указано нахождение республики ни в составе РСФСР, ни СССР. В документе республика обозначалась как суверенное государство и субъект международного права. После распада СССР Татарстан принял декларацию о независимости с такими же формулировками. В марте 1992 года все республики России за исключением Татарстана и Чечено-Ингушетии подписали новый федеративный договор. Два года спустя республика вошла в состав России на основе нового договора, как государство, объединенное с Россией, но сохранявшее все признаки суверенности: конституцию, законодательство, право на республиканские налоги, гражданство, самостоятельное выстраивание отношений с другими субъектами и государствами, право на собственную внешнеэкономическую деятельность.

В 2000-х годах при выстраивании вертикали Кремль пролоббировал более мягкие варианты конституции Татарстана без слово «суверенная». Новые редакции конституции способствовали более тесной интеграции в состав России. Но в республике до сих пор сохраняется много черт суверенного государства.

В Татарстане практикуется выдача паспортов с вкладкой на татарском языке. В школах действуют обязательные уроки татарского языка и литературы, против чего выступает часть русской диаспоры. Проявляет самостоятельность Казань и во внешних отношениях. Из-за конфликта России с Турцией республика не собирается лишаться традиционно теплых отношений с турками и вводить антитурецкие санкции. Инвестиции из Турции составляют четверть от всего объема иностранных вложений в республику.

Топ